lenin.duxРанее я разбирал только протокол совещания с участием Сталина, где он многократно показывает себя профаном в военном деле и технике, да и вообще невежественным недоумком, всерьез спрашивая, можно ли посадить самолет на спину; делая открытия, что если пушка называется противотанковой - то она оказывается не только против танков и предлагая вооружить роты "6-тидюймовыми минометами" (т.е. калибром 152-мм!!!).

Но какой-нибудь сталинист может возразить, что это все эти калибры-пушки-самолеты лишь мелочевка, "все знать невозможно", но в любом случае стратегом Сталин стал прекрасным. Мол, да, где-то он пусть и стратегически ошибался в начале войны, но затем подучился и показал себя великолепным полководцем.

Поэтому я специально не хочу брать избитые темы типа того, как Сталин прозевал "неожиданное и вероломное" нападение Германии или "организовал" киевскую катастрофу.
По этому поводу я хочу привести более поздний пример, конца 1942 года.

Есть такая малоизвестная история, но она очень показательна в плане стратегических талантов Сталина и его умения воспринимать реальное положение дел и реагировать на вновь открывшиеся факты.

Итак, есть такая официальная речь Сталина от 6 ноября 1942 года. Называется: 
25-ая ГОДОВЩИНА ВЕЛИКОЙ ОКТЯБРЬСКОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ. Доклад Председателя Государственного Комитета Обороны на торжественном заседании Московского Совета депутатов трудящихся с партийными и общественными организациями г. Москвы 6 ноября 1942 года

В этой речи есть чудный момент:

planstalin1.mКакую главную цель преследовали немецко-фашистские стратеги, открывая своё летнее наступление на нашем фронте? Если судить по откликам иностранной печати, в том числе и немецкой, то можно подумать, что главная цель наступления состояла в занятии нефтяных районов Грозного и Баку. Но факты решительно опровергают такое предположение. Факты говорят, что продвижение немцев в сторону нефтяных районов СССР является не главной, а вспомогательной целью.

В чём же, в таком случае, состояла главная цель немецкого наступления? Она состояла в том, чтобы обойти Москву с востока, отрезать её от волжского и уральского тыла и потом ударить на Москву. Продвижение немцев на юг в сторону нефтяных районов имело своей вспомогательной целью не только и не столько занятие нефтяных районов, сколько отвлечение наших главных резервов на юг и ослабление Московского фронта, чтобы тем легче добиться успеха при ударе на Москву. Этим собственно и объясняется, что главная группировка немецких войск находится теперь не на юге, а в районе Орла и Сталинграда.

Недавно в руки наших людей попал один немецкий офицер германского генштаба. У этого офицера нашли карту с обозначением плана продвижения немецких войск по срокам. Из этого документа видно, что немцы намеревались быть в Борисоглебске 10 июля этого года, в Сталинграде — 25 июля, в Саратове — 10 августа, в Куйбышеве —15 августа, в Арзамасе — 10 сентября, в Баку — 25 сентября. Этот документ полностью подтверждает наши данные о том, что главная цель летнего наступления немцев состояла в обходе Москвы с востока и в ударе по Москве, тогда как продвижение на юг имело своей целью, помимо всего прочего, отвлечение наших резервов подальше от Москвы и ослабление Московского фронта, чтобы тем легче было провести удар по Москве.

Короче говоря, главная цель летнего наступления немцев состояла в том, чтобы окружить Москву и кончить войну в этом году. В ноябре прошлого года немцы рассчитывали ударом в лоб по Москве взять Москву, заставить Красную Армию капитулировать и тем добиться окончания войны на Востоке. Этими иллюзиями кормили они своих солдат. Но эти расчёты немцев, как известно, не оправдались. Обжегшись в прошлом году на лобовом ударе по Москве, немцы вознамерились взять Москву в этом году уже обходным движением и тем кончить войну на Востоке. Этими иллюзиями кормят они теперь своих одураченных солдат. Как известно, эти расчёты немцев также не оправдались. В результате, погнавшись за двумя зайцами — и за нефтью, и за окружением Москвы, — немецко-фашистские стратеги оказались в затруднительном положении. Таким образом, тактические успехи летнего наступления немцев оказались незавершёнными ввиду явной нереальности их стратегических планов.

Что за ерунда? Дело в том что у немцев не было и быть не могло планов "окружать Москву обходным ударом через Сталинград", они на самом деле рвались на юг, к нефтяным месторождениям - это общеизвестный факт (как сам же Сталин в речи и отметил).
А обходить Москву аж через Сталинград, делая крюк длиной примерно в 2000 километров???

Гитлер может и был бешеной собакой, но не до такой же степени! Идея совершенно абсурдна. Как гланды через жопу вырезать. И она пришла в голову совершенно точно не немецкому главнокомандованию. Она пришла в голову Сталину. Как и почему? И что это за карта из немецкого генерального штаба, на которую ссылается Сталин?

Рассмотрим всю историю с начала и подробней.

Итак, к весне 1942 года на фронте образовалось некое равновесие и относительная сталилизация. Обе стороны усиленно готовились к летней кампании, копили резервы и планировали что делать дальше. Немцы конечно же не могли рассчитывать выиграть позиционную войну, им как воздух была нужна быстрая победа. И нефть. Поэтому еще с марта они стали планировать очередной мини-блицкриг - стратегическую операцию "Блау", главная цель которой была в выходе на Кавказ с захватом нефтяных месторождений Каспия. Подразумевалось что СССР останется без топлива и быстро сдуется, а Вермахт получит прилив сил в войне моторов.

Русским же было выгодно тянуть время, поэтому общая идея была в стратегической обороне измотать ударные группировки немцев и перейти к контрнаступлению. Идея нормальная, но к сожалению Сталин не смог удержаться чтоб не устроить между делом несколько частных операций с последующим их провалом, но это другая история.

В принципе, то что немцы не будут себя вести пассивно и непременно ударят снова, было очевидно Ставке во главе со Сталиным. Но стоял главный вопрос - куда именно они ударят? Сталин решил что целью немцев может быть только Москва. Другие варианты просто не рассматривались. Вот как об этом пишет генштабист Штеменко в книге "Генеральный штаб в ходе войны" :

Должен сказать, что советское стратегическое руководство во главе с И. В. Сталиным было убеждено, что рано или поздно враг снова обрушит удар на Москву. Это убеждение Верховного Главнокомандующего основывалось не только на опасности, угрожавшей с ржевского выступа. Поступили данные из-за рубежа о том, что гитлеровское командование пока не отказалось от своего замысла захватить нашу столицу. И. В. Сталин допускал различные варианты действий противника, но полагал, что во всех случаях целью операций вермахта и общим направлением его наступления будет Москва. Другие члены Ставки, Генеральный штаб и большинство командующих фронтами разделяли такое мнение.

Немцы же почему-то не спешили следовать пророчествам т. Сталина и всю весну сосредотачивали войска на южных участках фронта, в районах Харькова, Орла, Курска и южнее. А вовсе не в центре, на Ржевском выступе, который угрожал Москве. Переброска немецких войск была вскрыта разведкой и все это, естественно, докладывалось Сталину.
Опять Штеменко:

Свои предложения Военный совет Юго-Западного направления формулировал в документе, который назывался «Доклад по обстановке, сложившейся в середине марта на фронтах Юго-Западного направления, и о перспективах боевых действий в весенне-летний период 1942 года». Он был составлен 22 марта от руки в двух экземплярах. /--/

В докладе приводились расчеты возможных сил противника в полосе Юго-Западного направления к началу активных действий. Силы эти были очень внушительны: 102 дивизии, из них танковых — 9, моторизованных — 7, СС — 3, более 3100 танков, почти 3000 орудий, около 1000 боевых самолетов. [37] /--/ Невольно может возникнуть вопрос: разве по концентрации гитлеровских войск нельзя было еще весной сделать вывод о направлении их главного удара на юг? Следовало бы! Но, видимо, И. В. Сталин считал, что большая часть этой вражеской группировки будет все-таки брошена на Москву.

Сталин придумал теорию что это лишь хитрый обманный ход и дезинформация, а ударят все равно в центре.

Немцы конечно же пытались секретить будущую операцию как могли, вели дезинформационные мероприятия, изображая что планируют наступление в центре. Видимо об этом идет речь когда Штеменко упоминает: "поступили данные из-за рубежа о том, что гитлеровское командование пока не отказалось от своего замысла захватить нашу столицу". Сталин радостно принимал все это за чистую монету.

Но вдруг случилось непредвиденное - за 9 дней до начала операции "Блау" на нашей территории упал немецкий самолет с офицером-штабистом майором Рейхелем, который по разгильдяйству взял в полет с собой портфель, в котором были оперативные планы первой фазы операции "Блау".
Среди документов, попавших в руки советского командования, были:

1. Приказ о наступлении 40 танкового корпуса в районе Волчанска.
2. Ориентировка для командиров дивизий с описанием их задачи, а также задачи 40 т.к. и всех его соседей: 4-й танковой армии , 8 армейского корпуса и Венгерской армии.
3. Приказ о выступлении маршем в район исходных позиций.
4. Намерения корпуса о дислокации дивизий и проведении боевых действий.
5. Карта масштабом 100.000 с нанесенной обстановкой и оперативными пометками.
6. Аэрофотоснимок Оскольского участка.
7. Аэрофотоснимок района Варваровка и к северо-востоку от него.
8. План схемы передислокации частей корпуса в исходные районы для наступления с указанием дат и времени.

Это была фантастическая удача - заполучить из первых рук планы противника во всех подробностях. Там не было разве что даты начала самой операция. Зато фигурировало название "Блау" (Голубой). А немцы имели дурацкую привычку называть стратегические операции цветами (Вайс- "белый" - Польша, "Гельб" - "желтый" - Франция). Ну и сам характер сосредоточения немцами крупных танковых сил как бы наводил на мысль, что речь никак не может идти о вспомогательном или каком-то отвлекающем ударе.

По поводу данной истории с майором Рейхелем есть отличная статья ("Военно-исторический архив 2003 г. №6, 8, 9) там все изложено в подробностях. Я лишь остановлюсь на главном:

Сталин даже таким данным не поверил, опять принял за дезинформацию. Хотя ему комфронтами хором говорили что документы настоящие и подтверждаются другими разведданными. Ну и вообще это как бы перебор - организовать безумный спектакль с двумя камикаде в ролях, которые должны были типа случайно залететь на нашу территорию и изображая немецких офицеров с фальшивыми документами - самоубиться на самолете? Но Сталину оказалось гораздо легче поверить в такой вариант.

Более того - немцы очень переживали насчет потерянных планов наступления и даже предприняли ряд вылазок и частное наступление, чтобы точно выяснить судьбу пропавшего майора и документов. Но это тоже Сталин посчитал за обманный ход.

По мнению маршала С. К. Тимошенко, документы позволяли вскрыть замыслы противника на ближайшее время: нанести поражение фланговым армиям Юго-Западного фронта—21-й на севере и 9-й на юге, а затем, наступая против центра фронта, развить успех в направлении Воронежа с рубежа Валуйки, Купянск. А. М. Василевский немедленно доложил об этих документах Верховному Главнокомандующему. Тот заподозрил, что бумаги подсунуты нарочно, чтобы обмануть нас относительно подлинных замыслов немецкого командования, и вызвал по телеграфу командующего фронтом. К аппарату в Валуйках подошли все члены Военного совета. Говорил С. К. Тимошенко. Он твердо заявил, что документы не вызывают сомнений, высказал свои соображения о намерениях противника и доложил о принятых мерах (Штеменко)

Комфронта Тимошенко, который отвечал, судя по захваченной немецкой карте, за действия в районе одного из главных ударов, просил Сталина прислать дополнительные резервы, но получил язвительный ответ - "если бы дивизии продавались на рынке, я бы купил для Вас 5-6 дивизий, а их, к сожалению, не продают".

На самом деле у Ставки в резерве не то что были свободные дивизии, а несколько резервных армий. Они курили бамбук под Тулой, Саратовым, Сталинградом и Воронежем - будучи готовы к отражению придуманного Сталиным обходного немецкого удара по Москве. Штеменко пишет: "Обоснованные данные нашей разведки о подготовке главного удара врага на юге не были учтены. На Юго-Западное направление было выделено меньше сил, чем на Западное". Хуже того, на направление главного удара немцев не было переброшено ни одного крупного соединения! В итоге, немцы 28 июня обрушились на стык Брянского и Юго-западного фронтов и привычно принялись громить наши войска, прямо по тому самому перехваченному плану, лишь с небольшими изменениями.

Сталин продолжал упорствовать - немцы хотят ударить по Воронежу, а потом все равно повернут на север и пойдут к Москве! Но не послушались немцы и поперли на юг, на Кавказ и к Сталинграду, куда осенью успешно и подошли. Тогда Сталин придумал свежую теорию что немцы хотят взять Сталинград, и все равно потом пойдут на север, чтобы обойти Москву с востока. Никакие факты не могли его переубедить.

Вот тогда, в ноябре, он и зачитал ту замечательную речь со вскрытием коварных замыслов озверелых фашистов. 

planstalin2.mА перед этим как-то очень кстати подвернулся замечательный "документ" - листок из блокнота румынского офицера, где тот якобы набросал от руки подслушанные им хер знает где немецкие планы операции "Блау" с тем самым графиком.

Вроде ежу понятно, что вот уже это совсем никакой не документ, а непонятно чьи бредни. Однако случилось чудо! Сталин немедленно поверил этой "карте" и принялся радостно докладывать как блестяще подтвердилась его стратегическая догадка.
Автор статьи о Рейхеле пишет:

Удивительно, но листок, написанный неосведомленным человеком, Сталин посчитал за документ, причем важный, а подлинные документы врага (с официальными названиями, планами, датами, подписями, настоящей картой, аэрофотоснимками и значительным количеством других сопутствующих деталей) назвал фальшивкой. После всего этого трудно не прийти к выводу о том, что Верховный Главнокомандующий нередко считал, что только те документы заслуживают доверия, которые подтверждают его собственные взгляды и выводы. Иными словами, в обоих случаях он увидел то, что хотел увидеть.

Соответсвенно, не обошлось без казусов:

Во-первых, т. Сталину пришлось немного приврать в полемическом задоре. Пришлось обозвать румынского капитана "офицером германского генштаба", а его писульку от руки в блокноте - "картой с обозначением плана продвижения немецких войск".

Во-вторых, наши войска, оказавшиеся на острие удара перед превосходящими силами противника, - почему-то не смогли сдержать очередной внезапный и вероломный немецкий удар, и когда для затыкания дыр спешно пришлось перебрасывать те самые резервные армии, которые ранее "защищали" Москву по гениальному предвиденью т. Сталина, - немцы их тоже успешно разгромили по частям. То есть чуть не повторилась история 41-ого года.

Ну ничего, т. Сталин теперь был опытнее - издал знаменитый приказ № 227 "Ни шагу назад", а чтобы воины лучше прониклись - поставил за сражавшимися частями заград.отряды и приказом расстреливать отступающих. Ну, наверное кого-то пришлось и расстрелять за трусость. Ведь не гениальный же полководец в этом виноват, правда?

Здесь напрашивается вопрос - если Сталин так накосячил, то как же немцев под Сталинградом разгромили? 

Ответ банален. К счастью для нас - с той стороны тоже был гениальный полководец, ефрейтор Адольф Гитлер. Он в ручном режиме принялся рулить процессом, вплоть до непосредственного руководства дивизиями. Он менял полководцев как перчатки, перекраивал планы, направления ударов, то и дело ставил новые задачи, потом отменял их. Короче, рулил прямо как Сталин в 41-ом. Причем у него тоже была идея-фикс - что у русских кончились войска и он вот-вот победит. Поэтому он вместо того чтоб направить высвободившуюся 11-ую армию Манштейна из Крыма на Кавказ - послал того под Ленинград. И еще пару боеспособнейших соединений перебросил во Францию, чисто штоб ребята оттянулись, винца попили. Думал что дело уже в шляпе. Потом их всех пришлось срочно возвращать назад, но было уже поздно - теперь уже мы их разбили по частям. Впрочем, это тоже отдельная история, печальная уже для немцев.

А Сталин где-то к осени 42-ого ровно наоборот, стал больше доверять коллективному управлению, и как неожиданно выяснилось - наши полководцы вполне способны успешно громить немцев и без его стратегического гения.

Продолжение следует