Структура распределения ресурсов в советской промышленности была такова:

инвестиционное оборудование: 32%,

товары народного потребления: 5-6%,

вооружение и военная техника: 62-63%.

После выфакторизовывания инвестиционного оборудования:

товары народного потребления: 7-9%

военная техника: 91-93%

Если подвести итоги советского периода одной цифрой:

Soviet per capita GDP (corrected for huge increase in the share of gross investment and military spending) related to the level of advanced countries, decreased from 28–30% in 1913 to 16–18% in 1990.

Vitali A. Meliantsev, "Russia's Comparative Economic Development in the Long Run" // “Social Evolution and History”, vol.3, Number 1, March 2004, pp.106-136

Речь идёт о подушевом потребляемом ВВП. В 1913 году он составлял 28-30% от уровня развитых стран. При этом будучи страной "задержанного промышленного старта" Россия резко превосходила развитые страны по темам промышленного роста, а по темпам с.-х. роста была на одном с ними уровне. Таким образом, за последующие десятилетия разрыв в подушевом потреблении должен был если и не нивелироваться вовсе, то сократиться -- скажем, до уровня например 60-80%.

Вместо этого разрыв возрос.

Вот этот падение в подушевом потреблении и инвестировании в человеческий капитал в 3.5-4.5 раза сравнительно с буржуазно-демократической альтернативой и есть основной социально-экономический итог советского строя.

Плюс, конечно, сокращение самого количества душ в 1,5-2 раза.


Статья Яременко, Ожегова и Роговского, журнал ЦК КПСС "Коммунист", 1991, №1, стр. 54 сл.

Включена в Ю.В. Яременко, "Избранные труды в трёх книгах", кн. 3 ("Приоритеты структурной политики и опыт реформ"), ИНХП РАН, М. "Наука", 1999, стр. 82 сл. Там же (стр. 67 сл.) переиздана более ранняя статья Ожегова, Роговского и Яременко "Роль конверсии в изменении структуры экономики" опубликованная первоначально в журнале "Вопросы экономики и конверсии", 1990, вып. 4, стр. 85-99.

 источник: личный блог автора

 y1y2