korny1К первому юбилею независимости России 2001 года

Конечно, писать на такую пошлую тему, как 10-летие независимости РФ, совершенно не хочется. Но, видимо, надо. В принципе, мы могли бы это событие не заметить. Однако мне кажется, что так поступать нельзя.

Потому как в прессе, понятное дело, начнется свистопляска: "патриоты" будут петь про гибель всего и вся, про грядущий Каюк и "трагическое величие преданного Советского Союза". Либералы начнут орать, что через десять лет страна опять идет не туда – в "советское болото". Что, несомненно, лишний раз заставляет меня сделать реверанс в сторону путинского режима. Если его критикуют и "красные", и "голубые" – очень даже не исключено, что это более правильный режим.

Я думаю, что через десять лет существования страны под названием РФ она наконец-то стала нащупывать какие-то пути. Если сейчас ее не сделают "большим европейским козлом отпущения" типа Югославии (что очень вероятно), то вообще все будет хорошо. В конечном счете...

Я не буду ни восхищаться "достижениями демократии", ни потрясать кулаками в адрес "разрушителей империи".

Я просто скажу несколько вещей, за которые, конечно, на меня опять начнут наезжать с разных сторон. Но, как мне кажется, они ближе к мнению так называемого обывателя – которому давным-давно заткнули рот.

Так вот.

Во-первых. Мне совершенно не жалко коммунизм. Да, система управления в СССР была лучше, чем нынешняя. Но ею владели красные гиббоны, которым было наплевать на достижения "сталинского административного гения", и они добились лишь того, что все развалилось и рухнуло. Я не считаю, что коммунизм "скреплял российскую империю" или что "целили в коммунизм, а попали в Россию". Целили именно в Россию, а коммунизм подвернулся совершенно случайно (по крайней мере, основной тезис "западнического" диссидентства был таков: Россия породила коммунизм в силу внутренней к нему предрасположенности. Так писал дедушка Гроссман). Да и не пострадал он особенно, коммунизм. Все его носители расселись по парламентам и мэриям.

Во-вторых. Независимость от кровавого каганата СССР России была просто необходима. В этом смысле то, что произошло – совершенно объективное и исторически, в дальней перспективе, прогрессивное явление. Оно лишь сильно осложнено тем, что революцию сделало не гражданское общество, а второй эшелон коммунистической бюрократии, поэтому, естественно, ни о каких национальных интересах в новом государстве речи идти не могло. Выполнялись желания оголтелой красной банды, которая решила стать "буржуазией".

В-третьих. Развалить СССР было необходимо. Однако это нужно было сделать грамотно, оставив "урюков" под протекторатом России. Украина (без Галиции) и Белоруссия вполне добровольно остались бы в составе новой России. Удерживать прибалтов, конечно, тоже было совершенно бессмысленным занятием, но они должны были остаться в "сфере влияния". Другое дело, что развестись надо было так, чтобы интересы России были учтены всюду и везде. Более того, все это было ясно уже в 50-е гг., и только бессмысленность и кретинизм наших дорогих "коммунистов" не позволила им, имея в руках все рычаги, учесть русские интересы в сложном процессе отсечения национальных окраин. Отсюда следует лишь то, что коммунистический режим никогда по доброй воле не преследовал русских, российских интересов, и в его гроб я бы с удовольствием забил гвоздь и сейчас.

В-четвертых. Поскольку общественный протест перехватили "верные, но хитрые партийцы", то и вся "независимость" вышла в их интересах. И все их разборки были страшно далеки от народа. Потому мне было совершенно наплевать на то, что они отстреливали друг друга – сначала из пушек, а потом просто во время своих "стрелок".

Впрочем, теперь я все более осознаю одну простую вещь. Которая раньше была для меня совершенно закрыта. Я говорю о противостоянии двух направлений в русской жизни последнего столетия.

Когда в 1917 г. пало государство Романовых, проявились две совершенно четко выраженные тенденции: с одной стороны, так называемая "народная власть", советы всех уровней, так сказать, своего рода grass-roots, управление страной на коллегиальной основе снизу доверху, и чисто доктринерская, насильническая, волюнтаристская, выраженная в правительственной власти сначала Керенского, потом большевиков (в сущности, просто сменили друг друга две разные дощечки во рту одного и того же большого Голема). Мои нынешние симпатии всецело на стороне "советов" (естественно, я стою за "советы без коммунистов"). В принципе, у каждой линии была своя правда: советы выражали идею общественного компромисса, соглашения и учета всех мнений, а "волюнтадоры" с их пушками в качестве обязательного (и далеко не последнего) довода – идею мощной мобилизационной программы для общества. Так возник советский строй, вполне подходящий для управления Россией. Если бы не коммунизм, случайно вложенный историей в уста новой русской административной системы, все было бы совсем неплохо.

Практически же советы и партия долго противостояли (Сталин смог кое-как сплавить все это в единое целое, и противостояние кончилось), а потом, на исходе "перестройки", когда стало ясно, что grass-roots уже способны победить, коммунистическая верхушка поступила подло, что, впрочем, для нее всегда было характерно. Она попросту заявила о смене взглядов, принятии новой мобилизационной программы, а с советами разобралась по-своему: один из них показательно "расстреляли", а остальным, выставив танковые орудия, повелели немедленно разойтись. Мол, они неэффективны.

Десять лет коммуна, переименовавшаяся в "либеральную демократию" (в принципе, для меня это "две дороги к одному обрыву"), отплясывала антраша, кидалась стульями, била стаканы и все вокруг разламывала. Но это была агония, сопровождающаяся выстрелами на "разборках". Место советов заняли "крыши" и "братки".

Все, на что мог надеяться обыватель – это то, что "холодная гражданская война" когда-нибудь кончится. Что обе стороны окончательно обескровят друг друга. И вот тогда можно будет выйти из подвалов и заняться, наконец, делом.

Вот на это и ушло десять лет. Гражданская война постепенно заканчивается, начинается стабилизация. Вот и весь итог получения независимости.

Как и всякая гражданская война, наша полностью разорила экономику, привела ко всеобщему упадку и деградации, и восстанавливать все придется еще лет десять. Но главное в другом. О реальной независимости можно только начинать говорить. К счастью, "элита" постепенно начинает понимать, что пора отучиться зависеть от кого попало: от Запада, от бывших имперских окраин (которые были, по сути, метрополиями) и от всяческой чуши, наполняющей головы "вторых секретарей обкомов партии".

На это ушло десять лет. Во многих отношениях – провальных.

И все же ситуация не столь безнадежна. Общество здорово поумнело. Сложились какие-то вполне приемлемые традиции. Режим стал помаленьку поддаваться социальным импульсам. Как ни верти, а из дерьма Россия начала, похоже, потихоньку вылезать. Сам факт, что президентом стал не председатель обкома и не бывший член ЦК, а все-таки какой-никакой "нормальный бюрократ", обнадеживает.

И придет день, когда раздастся последний выстрел "холодной гражданской войны". Бабки поделят окончательно. Оставшиеся в живых участники будут людьми, более близкими к народу.

Что же требуется от нынешней власти? Да очень простая вещь: восстановление, в модернизированной и улучшенной форме, сложной советской административной системы "сдержек и противовесов": "советы - партии - профсоюзы – общественные организации - пресса" и отказ от перекоса в сторону "диктата идеологизированной исполнительной власти" (что, естественно, немедленно обращается во власть очередного Клана). То есть, скажем так, нужна срочная "контрперестройка". Ее звонок еще не прозвенел, но, думается, самое время занимать места в первых рядах зрительного зала: спектакль начнется с минуты на минуту.

Десять лет прошло. Итогов "постперестройки" нет как нет, кроме полного распада всего и вся. Теперь на поверхность должен выйти организованный общественный протест, тихое, но неуклонное давление травы, пробивающей асфальт. У нас гражданское общество сложилось только в 70-е гг., и, в сущности, коммунисты устроили весь финт с перестройкой-демократией, в основном, ради того, чтобы временно подавить гражданское общество, оглушить его – пушечными выстрелами, водкой, телепропагандой, - а на этом фоне украсть все, что еще было можно.

Естественно, проснувшийся социум будет долго возмущаться таким наглым обманом, но не стоит концентрировать внимание на исторических мелочах. Нам нужна большая картина, с широким размахом кисти. Мы начинаем чувствовать, что история вскоре будет совершаться с нашим участием.

Коммуна, занявшись мародерством, случайно задела старые, забытые, покрытые пылью часы, и, как сказал когда-то Галковский, "маятник русской истории качнулся в другую сторону. И он их всех сметет".

Для того, чтобы все это стало ясно, и потребовалось десять лет.

Нет, мы их не потеряли. Мы потеряли многое, ту же собственность, но внутренне мы многое приобрели. Из амебообразного "советского человека", любителя тапочек, пива и футбола, должен вырасти человек действия, в сердце которого прорастут те самые "семена спасительной ненависти", которые не были свойственны русской культуре. Но будут!

И если мобилизационные программы в России всегда осуществлялись сверху, то будем надеяться, что впервые в ее истории такое движение начнется снизу, от корней. От тех самых свай, которые забивали в "болото".

Русского болота больше нет. Оно высохло и превратилось в почву. В этом и состоит главный итог двадцатого века.

Вслушаемся же в шорохи прорастающей травы...


опубликовано в журнале "Русский Удод" №13, май-июнь 2001 г.