exproprДавайте попытаемся посмотреть на историю России XX века так, как мы это делаем в отношении давно прошедших эпох и далеких стран, то есть в предельной эмоциональной отстраненности. И возьмём по преимуществу только один аспект – собственность.

В начале века Россия – это мощная сверхдержава, одна из воистину мировых империй, к тому же демонстрирующая удивительные темпы роста всех без исключения экономических показателей, в сочетании с резким увеличением количества населения за счёт естественного прироста. Её активы просто запредельны, а ещё не разработанные сокровища недр несравнимы ни с чем в истории.

Во время случившейся в 1914 году Мировой войны, страна, будучи одним из основных её участников, даже не вводила у себя на территории военное положение и поданные жили по законам и правилам мирного времени, как будто никакой войны и нет в помине! Несмотря на неравномерный ход боевых действий, практически ни пяти собственно Русской земли не было отдано врагу даже на время. Бои шли на территории западных колоний (Польша, Прибалтика). Опыт боевых действий недавней Русско-японской войны был использован максимально: армия была переодета в хаки, умела рыть окопы, владела передовой техникой – всему этому западным врагам и союзникам только предстояло научиться: немцы ходили в атаку на пулемёты сомкнутыми строем, а иногда взявшись за руки, кстати, с песней "Германия превыше всего", а французов и в плотном тумане было видно по ярким красным штанам и офицерским белым плюмажам на головных уборах.

К началу войны только Россия имела специализированную бомбардировочную авиацию, а минные поля надежно прикрывали Столицу и порты Черного моря. При этом Империя вела войну на два фронта: Европейский и Кавказский - против Турции. На главном театре военных действий России противостояли Центральные державы, из которых главной была конечно Германия - технически и организационно передовой противник, готовившийся к этой войне со всей немецкой педантичностью и упорством без малого тридцать лет. Но перевес Антанты уже в 1915 году был очевиден всем, включая германский генералитет, лихорадочно искавший способ выхода из войны без потери лица. Англия гадала, как бы ей не выполнять данные Русскому Царю обязательства передачи России Проливов и Константинополя. А сама Россия сосредотачивала грандиозные силы для решительного победного рывка, который готовила на весну 1917 года, когда закончится распутица. И воевала спокойно, планомерно даже без перехода на военный порядок работы тыла - на предприятиях были возможны забастовки, цензура не свирепстовала, - Великая Империя как собралась, как тигр для смертельного прыжка... Но в этот момент она оказалась и наиболее уязвима для удара внутренних врагов.

И вот, как это пишется в учебниках по мировой или средневековой истории, в государстве происходит переворот. Мы сейчас просто констатируем факт переворота и затем перехода власти от Временного правительства к так называемым Советам, то есть окончательно - к большевикам.

Начинается медленная и постепенная конкиста России, захват область за областью, город за городом территории Империи, оставшейся без центрального руководства. По принципу "разделяй и властвуй", учитывая, что страна фактически уже разделилась сама в себе, коммунистический режим прибирал под себя территорию, используя два своих универсальных метода: обман и террор. И, наконец, на развалинах ("до основания, а затем") крупнейшего и богатейшего Царства в мире поднялась милитаризованная рабовладельческая по сути махина СССР.

Но что это с точки идеологии и экономики?

Прежние элиты были уничтожены и малой частью используемы с помощью шантажа и института заложничества, введённых с первых дней «народной власти». Всё население было лишено собственности. Ещё раз: всё население, все его слои и страты были в законодательном порядке лишены всякой собственности, кроме самых необходимых личных вещей. Жильё также вышло из частного владения, людей поселяли в соответствии с занимаемой должностью или работой на государство, как единственного собственника. ВКП(б) - Второе Крепостное Право (большевиков) ни в какое сравнение не шло с первым. У большинства тогдашнего населения России - у крестьян насильно отнимали землю и имущество, орудия труда и в первую очередь оружие, лишали последней возможности не только сопротивляться, но и возражать, поскольку с самого верха повсеместно вводилась практика заложничества. Не смирившихся и от безысходности восставших "народная власть" безжалостно уничтожала любыми способами, в том числе с помощью боевых отправляющих веществ и авиации. Крестьяне были лишены паспортов, так что покинуть сельскую местность было почти невозможно (до пятидесятых годов). В городах все жители также были учтены, "прописаны" и также поголовно лишены собственности и накоплений. Даже Шаляпин, честно заработавший миллион с помощью своего творчества, был избавлен от этой "обузы".

Совершенно уничтожить деньги, как средство свободного выбора и обмена, у большевиков не получилось, но все продукты какие можно, выдавались по карточкам и посредством распределителей - практически до самого конца советской власти.

Таким образом люди были лишены собственности практически подчистую и стали вынуждены работать часто буквально за еду. Ради элементарного выживания своей семьи. Несравнимо с прежними эпохами исторического бытия России выросли и вошли в непреодолимую силу карательные органы. Провоцировалось и поощрялось доносительство. До 36-го года официально существовало сословие "лишенцев" - людей лишенных полноты гражданских прав только за то, что при "прежнем режиме" они входили в "нетрудовые" сословия, то есть в «классы», произвольно объявленные эксплуататарскими. В условиях постоянных ухудшений условий жизни это означало почти неминуемую гибель - эти люди не могли устроиться на сносную работу и получать хоть какие-то "карточки" на еду, дрова и проч. Так в стране был произведен социальный геноцид. Людей истребляли по одному факту рождения в "неправильном" классе, а не за реальные или даже мнимые преступления. Причем, лишенцами становились и дети лишенцев - автоматически.

Новая элита жила припеваючи, получая всё желаемое из спецраспределителей. Глава большевиков Ульянов (кличка Ленин) поселился в поместье Горки, другой руководитель режима Бронштейн (кличка Троцкий) занял усадьбу в Архангельском. Сменивший их у руля Сталин также не был ни аскетом, ни бессребреником. Живя на всём готовом, интернациональная банда, захватившая власть в стране, управляла ей посредством беспощадного террора и обмана, не заботясь о местном населении, чуждом банде культурно, социально и этнически.

Если в двух словах, то весь этот Холокост можно описать так: через внутренний переворот и захват власти группировка международных террористов и аферистов уничтожила прежнюю элиту и захватила все активы, всю собственность и ресурсы Российской страны. В качестве идеологического прикрытия данный захват и удержание власти был обеспечен марксистско-ленинским учением о коммунизме, как о царстве справедливости, каковой коммунизм, как это "научно" доказывалось, должен был наступить почти мгновенно после свержения российских - прежде всего русских - элит и справедливого разделения имущества в виде передачи всего в госсобственность.

Просуществовав исторически ничтожное время (меньше 80-ти лет), режим постепенно внутренне трансформировался, отказываясь шаг за шагом от своих идеологических основ, начиная с самых безумных. Идейный коммунистический комплекс, идеальный для возбуждения в народе ненависти и зависти к собственной элите и оптимальный для совершения деприватизации в масштабах страны, уничтожения инакомыслящих и забивания голов людей ложными представлениям и целями, оказался по всем пунктам проигрышным в реальной жизни и в столкновении с природой человека. К концу 70-ых годов, непосредственно перед временем построения коммунизма, как было официально обещано на очередном всеобщем Съезде Партии, идеология полностью исчерпала свой ресурс воздействия на сердца и умы людей. И никто не тяготился ей более, нежели новая элита, называемая партийно-хозяйственной номенклатурой. Будучи полностью застрахованной от какой-либо ответственности за свои решения, а также выведенной из-под «колпака» внимания карательных органов (КГБ не имело права следить за Партией), а также имея полный доступ ко всем благам в стране и частично за рубежом, номенклатура не могла только одного - возможности передавать "честно заработанное" по наследству. Ведь по закону собственность была ограничена так называемой "личной собственностью", иными словами, предметами первой необходимости и бедняческой роскоши, такой, как автомобиль в позднем СССР или кооперативная квартира. Впрочем, нормы площади на человека и прочие установленные ограничения, наряду с возможностью государства просто конфисковать имущество, кроме носимых вещей - всё это делало обладание чем угодно в СССР сомнительным и бессмысленным. В государстве были установлены градации не обладания, а пользования благами, поэтому вряд ли можно провести адекватные аналогии с нормальным устройством общества. Собственности не было, а передать своё кресло, то есть должность в системе было совершенно невозможно.

Не надо думать, что данная система представляла из себя нечто совершенно уникальное. В истории случались подобные прецеденты. Почти все они кропотливо собраны и рассмотрены в популярном изложении покойного академика И.Р. Шафаревича "Социализм как феномен мировой истории". Взять тех же карматов, воздействовавших совершенно аналогичной риторикой на тему справедливого устройства общества и дошедших в своей деятельности до экспроприации имущества элит и даже национализации женщин. Ничего исторически небывалого в системе СССР не было, если конечно не иметь в виду масштаб.

Вернемся в нашу многострадальную Россию. Итак, имущество не только правящих сословий Российской Империи, но и всего Русского народа, бывшего в целом народом средних собственников, было полностью отобрано и сосредоточено в неком нелегитимном псевдо-государственном новообразовании (СССР), за исключением, разумеется, чрезвычайно многого, потраченного на: мировую революцию, войны, бесхозяйственность советского народного хозяйства и безвозмездного поддержания коммунистов во всем мире.

Это всё номенклатуре хотелось приватизировать и тем самым войти в класс международных собственников в качестве новых членов. Желательно полноценных и равных, что обеспечивалось вхождением в атомный клуб. Для этого нужно было только как-то оформить имущество на себя, на ныне живущих членов номенклатуры, победив тех редких упертых идейных её членов, которых так или иначе устраивала ситуация пользования без владения.

Группа во главе с Горбачевым очевидно и стала непосредственным деятелем в этом направлении. Сомневаться в том, что целью М.С. Горбачева и его компании было приватизация страны, пожалуй, не приходится. Но и ждать от него и его заединщиков откровений на данную тему, также бессмысленно. Неужели же он или Ленин со Сталиным могли бы честно на весь мир признаться, что просто хотели ограбить страну и людей? Однако, несомненно, они делали всё, чтобы сделать переворот необратимым, ибо только в этом для них была возможность что-то получить. Ленину достались Горки, Михаилу Сергеевичу - лишь пицца, но и это лучше, чем ничего. Повторяю, в плане собственности у советских людей ничего не было, кроме спрятанного в кубышках.

Тему, как принято говорить в кругах социально близких коммунистам, то есть у воров без оправдывающей идеологии, большевики 85-го не удержали. Да и не могли. Сейчас принято сокрушается по поводу сдачи позиций СССР без разумной фиксации взаимных обещаний на бланках договоров и соглашений. Но как вы себе представляете? Неужели можно было на бумаге зафиксировать подлинные цели Горби и Ко в этом предприятии? Мол, одна договаривающаяся сторона сдает берлинскую стену, впускает в страну к растаскиванию её остатков иностранный капитал, уходит из Украины и Белоруссии, Казахстана, а другая - включает её в свой круг, принимает в члены своего клуба? Как вы представляете себе подобный договор? Нет, конечно же было достигнуто джентльменское соглашение.

Но джентльмены кинули, выступив, как последние из «социально близких». И переиграли номенклатурных лидеров, пользуясь опытом, агентурой и прочими преимуществами опытного игрока на собственном поле. Туземцев в очередной раз развели на стеклянные бусы, роль которых сыграла в этот раз нобелевская премия и прочие бирюльки для провинциальных идиотов.
И вот, мы можем наблюдать весь процесс смены власти и собственности в России. Элита, преимущественно русская, была затравлена собственными соотечественниками, также по преимуществу русскими, руководимыми бандой проходимцев, и вся собственность в стране была отнята и как бы сложена в одном месте под охраной спецслужб. Затем, - когда получилось безопасно сменить идейный наркотик коммунизма на новое зелье консуматизма, то есть сместить акценты с зависти на жадность и алчность в качестве доминирующей страсти, тогда и был осуществлен переход к новой приватизации.

То, что было относительно равномерно распределено по всему народу, без диких перекосов и диспропорций в размерах обладаемого (до ВОСР), в процессе переворота было деприватизировано и зарезервировано на время, вплоть до появления новых владельцев, кои и появились в конце века. То есть, мы имеем простую схему перехода собственности из трех ходов: деприватизация – концентрация – приватизация или, говоря прямым текстом, грабеж - хранение - разбор.

Все это вполне банально. Натравить нижние сословия на собственные элиты можно лишь с помощью какой-то простой и эмоционально заряженной идеологии, базирующейся на сильной страсти. Коммунизм весь построен на зависти, спрятанной в наукообразной форме и благообразной риторикой на тему справедливости. Обещание быстрого решения всех проблем общества путем одного единственного революционного усилия соблазнительно, как программа 500 дней. Обязательное присутствие кровавого перехода и оставления базовых христианских Заповедей связывает участвующих, делая их соучастниками преступления.

Только при такой ситуации с новой приватизацией удалось добиться положения, при котором один процент (1%!) собственников владеет более, чем семьюдесятью процентами собственности в стране. Произошло это по той простой причине, что приватизация происходила не через возвращение собственности потомкам ограбленных россиян, а через новый делёж, пускай и оформленный в виде ваучерной приватизации. Приватизация проходила со спешкой, приличной разве что при ловле блох. Многонациональный народ не был допущен к обсуждению того, как приватизацию проводить, на основании чего и каким образом, равно как и не была взята пауза, чтобы ему хотя бы иметь время для обдумывания. При этом очевидно, что приватизация могла производиться самыми разными способами, о которых, однако, никто не рассказывал, которые никто из популярных телеэкономистов и прочих публичных академиков не объяснял. Взять хотя бы возможность провести приватизацию на основании вкладов в Сберкассу – будущий Сбербанк. Всю жизнь все граждане СССР складывали деньги на сберкнижки. Отчасти из-за невозможности эти деньги толком отоварить, отчасти в надежде, что дети и внуки смогут ими воспользоваться удачнее по достижению ими совершеннолетия и так далее. Эти вклады просто обнулили, чем перечеркнули результаты труда практически всех заключённых «Большого ГУЛАГа» - социалистического лагеря по аббревиатуре СССР. Вместо того, чтобы их также заморозить и сделать виртуальными деньгами, способными участвовать в приватизации – решение, которое пожалуй могло быть редким в истории случаем поражения двух зайцев единым выстрелом, которое не было даже рассмотрено. Именно эти вклады отделяли относительно зажиточных людей, представлявших зародышевый средний класс, от пьяниц, бездельников и транжир (хотя, конечно, не только таковых, но статистически именно их). Но средний класс, о важности которого столько говорили либералы, так и не образовался, будучи убит именно тогда и в зародыше.

Население успокоили, заняв тем, что позволили бесплатно и без обычной бюрократической волокиты оформить в собственность убогие жилища и дачные халупы с прилежащими микро-участками. Поскольку собственная квартира и дача – всё это было пределом мечтания советского человека, население было обрадовано и лишних вопросов не задавало. Уже позже, в 2000-ых коробки квартир «отрезали» от расположенных под ними земли, превратив собственность на хотя бы квадратный метр земли в собственность на воздух, ограниченный стенами жилища.

Практический урок из всего произошедшего по-моему очевиден: если какой народ не хочет кормить собственную элиту, он будет кормить чужую. К сожалению, этот урок Русским народом, кажется, так и не усвоен вполне…