yuriev3Букеровской премией отмечена антиутопия, но мы поговорим об утопии. Тем более что в стране, где сочиняют и выпускают в надежде на коммерческий успех такие утопии, надобность в антиутопиях представляется явно излишней.

Вот вам Россия, которую «хочется строить, за нее хочется умирать и убивать», сказано в выносе на обложку – и это, пожалуй, еще мягко сказано!

Называется книга без затей – «Третьей империей» (с подзаголовком «Россия, которая должна быть»). Автор – Михаил Юрьев. На развороте титула – политическая карта мира по состоянию на 2053 год.

dragunski1А я ведь дочитал «Денискины рассказы».
Прочитал впервые, понравилось. Сразу хочу сказать, чтобы потом не отвлекаться – книжка хорошая, добрая и тёплая, если читать об интеллигентном мальчике из интеллигентной семьи, вспоминать своё детство и веселиться.

Удивительной наблюдательности у мальчика Папа. Замечательной любви – так знать всё-всё, до последней мелочи, о своём сыночке может только очень-очень любящее сердце. Вся отрада Папы в Дениске.

abs1Недавно назвал братьев Стругацких сталинистами и ничтожествами, за что получил вызов на интеллектуальную дуэль. Ну, как...

«Тупорылая чмолота, сука, чтоб ты сдох, тварь».

... Длинное отступление. Оскорбления - нормальный зачин для русской полемики. Хоть программу ОРТ «с Петром Толстым» посмотрите. Я на днях увидел. Там все орут и делают друг с другом то, что можно кратко описать глаголом «чмырить».

Единственное «но» – это все понрарошку, и после выхода из эфира люди снимают микрофоны и делают совместные селфи для выкладывания в Сеть.

abs22Творчество Стругацких — истинная энциклопедия того, как мыслила себя наша интеллигенция относительно, веры, культуры, прогресса. То, как думали, как чувствовали Аркадий Натанович и Борис Натанович, очень скоро войдет в научный оборот в качестве ярчайшего источника по мировидению советского образованного класса в 1960-х — 1980-х. Ведь их думы и чувства являлись родными для огромной части «людей умственного труда», населявших предзакатный СССР.

turgenewI

Тургенев – горчица в Елисеевском гастрономе русской классики. В смысле, довесок к основному товару, несмотря на прижизненные славу и вес, которых Ивану Сергеевичу привалило, может, поболее, чем главным нашим классикам. Перечисление русского литературного Пантеона обычно идет так: Пушкин и Лермонтов, Гоголь, Толстой и Достоевский, ну и Тургенев (Чехов будет позже). Между тем, Тургенев стал первопроходцем - именно это и делает первым среди равных - во многих неизведанных доселе землях русской литературы.