zoschenkoМихаил Зощенко.

1922 – 1946 гг.

Да. Один из самых недооцененных русских писателей, Михаил Зощенко, дурачил советских троглодитов почти 25 лет. С тех пор, как начал писать по-настоящему, до середины сороковых, когда он писать, по существу, закончил.

ivanbunin1Монреаль, 2017 год,

8 января (старого стиля)

Беда Бунина в том, что в школу не ходил.

Не намекаю на отсутствие образования, которое Бунин все-таки получил. Общеизвестно, что писателю с этим помог старший брат Юлий, взявший на себя роль учителя всех наук. Не мне судить о качестве домашнего образования Бунина.

chekhov.1Писатель Чехов сразу же и честно предупредил русских, что он – сатирик, пьеса «Три Сестры» - водевиль, а «Вишневый сад» - комедия чистой воды. Русские вместо этого навоображали черт знает что, и принялись, читая тексты писателя Пурслепетанова-Чехова, плакать. Получилось все как в злой, но очень точной карикатуре на русских подлеца Маршака: русский, ищущий драматизма в Макаре Балдастове-Чехове это дурак, плачущий на свадьбе, и смеющийся на похоронах.

chekhov051Обратимся к широко известному рассказу "Попрыгунья", из-за которого на Чехова ужасно обиделся художник Левитан. Я не буду очень подробно пересказывать содержание, и отсылаю интересующихся как к рассказу, так и к "Википедии", статья "Рассказ "Попрыгунья". Очень вкратце о сюжете: порывистая, увлекающаяся девушка выходит замуж за доктора старше ее (друга покойного отца), скучает, устраивает вечера, тянется к богемной жизни, ищет Большого Артиста, изменяет мужу, сбегает с художником, возвращается к мужу, - тот посвящает себя медицине - и внезапно теряет супруга, спасшего ребенка от дифтерита. Уже у постели умирающего несчастная узнает, что была замужем за перспективным светилом медицины, и упустила свой Шанс.

chesterton.1Изучая любую бессмертную трагедию, необходимо первым делом уяснить себе, в чем состоит ее бессмертие. Всякое великое произведение бессмертно, ибо оно учит разные поколения разному, осуждая их за ошибки, свойственные каждому из них. Всякое великое произведение осуждает крайности в искусстве, причем крайности самого различного свойства. Так, фигура греческой Венеры одновременно высмеивает пышных женщин Рубенса и хрупких женщин Обри Бердсли. Непреходящее значение всякого великого произведения, быть может, заключается именно в том, что сначала обвиняют в непоследовательности его, а потом оно само обвиняет в непоследовательности своих противников. Так, если вам говорят, что какой-то предмет слишком мал или слишком велик, слишком красен или слишком зелен, чересчур плох в одном смысле и так же плох в противоположном, знайте: нет ничего лучше этого предмета.