eseninЛетом 1925 года прочел я книжку Есенина под непривычно простым заглавием: "Стихи. 1920 -- 24". Тут были собраны пьесы новые -- и не совсем новые, т. е. уже входившие в его сборники. Видимо, автор хотел объединить стихи того, можно сказать, покаянного цикла, который взволновал и растрогал даже тех, кто ранее не любил, а то и просто не замечал есенинской поэзии.

polyot.1Революция, военный коммунизм, НЭП уже пережиты. Впереди Большой террор. Именно в этот период относительного затишья в 1925 году М.А. Булгаков пишет «Собачье сердце», в котором в образе Шарикова высмеивается новый советский человек, пришедший на смену «старорежимному». Шариков - это «будущее» революции. Потом в советских учебниках по истории, в энциклопедиях о шариковых будут слагаться мифы вполне соответствующие классическому «Я на колчаковских фронтах ранен...».

draggО том, что есть такой писатель – Денис Драгунский, «тот самый Дениска Кораблёв» из папиных рассказов, я знал давно. Но читать его почему-то не рвался.

А недавно попалась на глаза статья о драматической судьбе Кристофера Милна – сына Алана Милна, автора Винни-Пуха. И там был примерно такой финал: да, ему папашино творчество переломило спину, а вот у нас есть Денис Драгунский, так он, наоборот, ого-го!

Дословно: «Оказался «шире» своего отца, совмещая литературную деятельность с политической аналитикой».

Это «шире отца» неприятно резануло слух, опахнуло ветхозаветным… ну да ладно. Не сам же Денис Драгунский про себя это написал.

prelestУпоение от романа Михаила Булгакова "Мастер и Маргарита" было в 70-х годах минувшего столетия всеобщим. Трезвение началось только после возвращения людей к Богу.

Опубликованный в конце 60-х годов в журнале "Москва" сокращенный вариант романа аккуратно переплетали и давали читать "только на одну ночь" самым близким знакомым, чтобы "не зачитали". Когда же в 1972 году в издательстве "Художественная литература" вышла с предисловием Константина Симонова более полная редакция романа "Мастер и Маргарита", его переоткрыли заново, даже спорили, какая же редакция лучше. Роман цитировали наизусть, не знать его считалось предосудительным, особенно в студенческой среде на филфаке.

kulakov2<<<<< НАЧАЛО

В эссе о Бабеле я упоминал о ярком физическом сходстве этого литератора с А. Толстым. Это мне кажется яркой иллюстрацией теории Дарвина, согласно которой представители совершенно разных видов могут приобретать одни и те же признаки из-за среды обитания. Надо летать? Обзаведется крыльями и белка, и мышь. Надо плавать? Плавники и у млекопитающих вырастут. Люди разного происхождения, разных национальностей, разных культур и разной, наконец, судьбы, А. Толстой и Бабель — из-за своей разрушающей страсти к порнографии - приобрели общие зловещие черты. Неряшливость тела подчеркнула неряшливость души.