vpolyah"Взгляните на русского крестьянина: есть ли и тень рабского уничижения в его поступи и речи? О его смелости и смышлености и говорить нечего. Переимчивость его известна. Проворство и ловкость удивительны. Путешественник ездит из края в край по России, не зная ни одного слова по-русски, и везде его понимают, исполняют его требования, заключают с ним условия. Никогда не встретите вы в нашем народе того, что французы называют un badaud [ротозей]; никогда не заметите в нем ни грубого удивления, ни невежественного презрения к чужому.

aut.solonevichЕсли мы станем формулировать основные черты русской национальной доминанты, то мы неизбежно столкнемся с двумя обстоятельствами.

Первое. Во всей истории России есть некоторые ясно и бесспорно выраженные черты и факты, — более или менее общеизвестные и более или менее игнорируемые историками.

machnach1В наше время все слышнее раздаются призывы к воссоединению братских восточно-славянских народов. Чаще — к воссоединению русских и белорусов, хотя и об украинцах, об Украине говорят то же самое. Для этого делается мало, но процесс некоего политического и экономического сближения наблюдаем. Мне бы хотелось его приветствовать, однако не могу — по той бесхитростной причине, что нет двух или трех братских славянских народов, а есть один славянский, русский народ.

ohrana1Из воспоминаний Александра Павловича Мартынова (1875-1951?), жандармского офицера, начальника Московского охранного отделения:

 "Начальника Петербургского* губернского жандармского управления генерала П. В. Секеринского на месте не было — он в дневные часы наносил визиты в штаб корпуса, Департамент или Петербургское охранное отделение, но не по делам службы, а просто для поддержания добрых связей и «понюхать, чем пахнет в сферах». Для этого он использовал казенный экипаж, чуть ли не единственный в системе ОКЖ и ДП — второй такой был у начальника Варшавского ГЖУ.

В 1914 г. в Ярославской губернии (все помнят, что тогда был царизм и жуткая бюрократия) численность губернских органов управления составляла:

Канцелярия губернатора - 7 человек,
Губернское правление - 32 человека,
Губернское присутствие - 7 человек, 6 внештатных,
Присутствие по земельным и городским делам - 2 человека,